sovainfo.ru

Екатеринбургский балет и драму в постановке Юрия Бутусова показали в Самаре

В Самаре прошли гастроли региональной программы фестиваля "Золотая Маска". Приехали только два, но очень заметных спектакля.


Классический или современный

Впервые как минимум за последнее десятилетие в Самару приехал екатеринбургский балет, ставший под руководством Вячеслава Самодурова одной из самых интересных трупп России.

"Урал Опера Балет" неоднократно номинирован на "Золотую Маску" и не раз ее получал. Программа в Самаре тоже состояла сплошь из номинантов, лауреатов и отмеченных в лонг-листе.

Спектакль Самодурова "Вариации Сальери" в 2014 году принес театру первый успех в конкурсе и сразу три награды (лучший спектакль в балете, лучшая работа хореографа, лучшая женская роль).

Дивертисмент из балета "Неаполь" Августа Бурнонвиля в этом году вошел в лонг-лист. Brahms Party Антона Пимонова, возглавляющего балет в Перми, номинировали в 2020 году.

- Оценка экспертов важна не меньше, чем обратная связь со зрителем, - считает Самодуров. - Что касается "Маски" в Самаре, то я счастлив, что у нас появилась возможность сюда приехать.

Наши спектакли хорошо знают в Москве и Питере, мы там частые гости. А вот в Самару приехали в первый раз. У вас потрясающий город, мы очень хотим вернуться сюда на гастроли. Еще не начав танцевать, мы уже в него влюбились. Надеюсь, что публика тоже полюбит наших артистов.

Надежды Самодурова оправдались - самарский зритель с восхищением принял труппу, удивившую не только профессиональным уровнем, но и легкостью, удовольствием, с какими здесь танцуют самые сложные па.

"Неаполь" - единственный старинный балет в "тройчатке", правда, актуализированный Самодуровым и помещенный в новые обстоятельства. Тут груды ящиков, мотоцикл и подтяжки на артистах напоминают не о временах Бурнонвиля, а о городских окраинах XX века.

- Грань между современным и классическим танцем уже настолько стерта, что сложно его классифицировать, - говорит Вячеслав Самодуров. - Что такое балет сегодняшнего дня? Это балет, который экспериментирует с новыми возможностями, с новой эстетикой. Для меня в старинной хореографии есть энергия нынешнего времени.

С ним согласен помощник художественного руководителя балета Богдан Королек:

- Для нас все три балета - это современная хореография. Наверное, мы привыкли к тому, что классический балет - это в первую очередь Мариус Петипа, точнее то, что от него осталось. Это балет в его российско-советском изводе, закрепленный в конце XIX века и в течение прошлого столетия постоянно трансформировавшийся. Но вот хореография, которая в более или менее чистом виде сохранилась спустя 180 лет... Какая скорость движения! Какая сложнейшая координация! Какой мелкий бисер па нанизывает Бурнонвиль даже в массовых кордебалетных танцах!

Brahms Party придуман для девяти танцовщиков как своеобразный класс-концерт, соревнование мужской части труппы под "Песни любви" Иоганнеса Брамса.

Получилось энергично, оригинально и красиво. Что, впрочем, можно сказать о всех трех частях уральского вечера.

"Вариации Сальери" - балет о балете, иронизирующий над пафосом "большого стиля", игривый и при этом всерьез размышляющий о развитии классического танца. С 2014 года спектакль получил новую редакцию, оставшись в том же оформлении, которое Богдан Королек называет "бархатной шкатулкой, в которую заключены силуэты танцующих артистов".

- Мне в этой работе видятся и патетика, и бытовое, и ироничное, и высокопарное, - отвечает Самодуров на вопрос, какая интонация "Вариаций" для него важнее. - Музыка Сальери - потому что очень хорошая. Она очень современно звучит. Один известный русский композитор даже подумал, что это оркестровка сегодняшнего дня.

Помощник худрука отмечает, что видеть в этой постановке "балет о балете" слишком просто:

- Говорить, что "Вариации Сальери" - это воспоминание о прекрасном прошлом классического танца, значит, умалять то метафизическое воздействие, которое эти современные танцы производят. Важно увидеть в танцовщицах в белых пачках не только "лебедей", почему-то вышедших танцевать другую хореографию. Важно, мне кажется, не поддаться первым визуальным впечатлениям, искать новые ассоциации.

Плата за равнодушие

Вторым пунктом программы стал "Сын" Российского академического молодежного театра, поставленный Юрием Бутусовым. Если вы когда-нибудь видели реакцию молодого зрителя на спектаклях этого режиссера, то знаете, что Бутусов - рок-звезда российского театра. Кажется, его работа тоже впервые доехала до Самары.

Энергия режиссера захватывает не только зрителей, но и актеров, занятых в спектакле.

- Как я могу не соглашаться с Юрием Николаевичем Бутусовым, - говорит Александр Девятьяров, исполнитель роли Пьера, награжденный за эту работу "Золотой Маской". - Конечно, я тоже считаю, что каждый персонаж в этом спектакле - в каком-то смысле Гамлет. Бутусов стал для меня открытием. Он требовательный. "Сын" поставлен по одноименной пьесе Флориана Зеллера. Это заключительная часть трилогии французского драматурга, из которой в России больше всего известна драма "Отец" (в Самаре спектакль под названием "Папа" идет в театре драмы). Произведение рассказывает о подростке Николя, который тяжело переживает расставание родителей.

Мальчик живет то в одной, то в другой семье, но так и не может смириться с новыми обстоятельствами. Николя в РАМТе играет Евгений Редько, его отца - Девятьяров, он заметно младше партнера. Эта разница растворяется в эксцентричном театральном языке. В нем, как это часто бывает у Бутусова, много музыки и пластических сцен. Резкие реакции и жесты призваны показать не только мир "колючего" подростка, но и выморочность окружающей его реальности. Доставляющий столько проблем Николя оказывается самым эмпатичным из всей семьи. Просто обостренные чувства заставляют его принимать близко к сердцу и боль близких, и их покрытое слоем формальной заботы равнодушие. Сын до последнего пытается привлечь внимание родителей к тому, что в его душе происходит что-то страшное, но их волнуют в основном прогулы школы.

Масштаб пьесы в руках Бутусова действительно вырастает почти до шекспировского (особенно если вспомнить поставленные по пьесам классика спектакли самого режиссера). Декорации время от времени раздвигаются, обнажая черную пустоту сцены. Появляются огромный ворон, дерево, шар Луны или густой расползающийся дым. Казавшийся поначалу смешным в своем кризисе подросток ("не хочу быть в своем возрасте, слишком много ответственности") совершает единственное действие, которое его родители готовы принять всерьез. Вот только исправить после уже ничего нельзя.